В Минске женщину, протестовавшую на кране против сноса дома, госпитализировали

В Минске 31 января женщина забралась на кран и требовала справедливой компенсации за снос своего дома в Лебяжьем. Именно сегодня ее семью должны были принудительно выселить судебные исполнители. Дом женщины должен снести застройщик «Тапас» под строительство своего комплекса «Олимпик Парк» и компенсировать жильцам этот снос. Но компенсация, которую предложил застройщик нескольким семьям, — а это три не новые квартиры — людей не устроила.

В восемь утра нашему корреспонденту позвонил сын женщины Константин и сообщил, что его мать Галина Игнатович забралась на башенный кран возле дома. Она грозила сброситься, если не будет обеспечено справедливое возмещение за сносимый дом. Требования в письменной форме женщина оставила внизу.

Невестка Светлана попыталась уговорить Галину спуститься, добралась до середины высоты крана, но Галина пригрозила спрыгнуть вниз — и Светлане пришлось спуститься.

Фото: Станислав ЖуравлевичВ 8.30 под башенным краном спасатели развернули надувную конструкцию. Прибыло руководство района и начальник ГУВД Мингорисполкома.

Начальник ГУВД Мингорисполкома Александр Барсуков обещал Галине Константиновне, что готов, когда она спустится, самолично отвезти ее на переговоры с председателем Мингорисполкома Андреем Шорцем.

Когда Галина Игнатович потребовала прессу, всех «посторонних» вытеснили со стройки.

— Я сам не знаю, на каких условиях она готова спуститься, — говорит сын Галины Константин. —  Она все втайне готовила. Вчера просто семье сказала, что у нее есть два плана. Но никто не думал, что среди них может быть такой.

В 9.45 вся семья была под краном. Дети уговаривали Галину Константиновну спуститься, но она отказывалась.

В 10.45 к прессе вышел второй сын Галины Игнатович, Алексей. Он сообщил: отец, Иван Игнатович, с Константином, его женой и начальником минской милиции Барсуковым едут на переговоры к Андрею Шорцу. Они хотят добиться гарантий, что сегодня не будет ни принудительного выселения, ни сноса дома. Что им разрешат обжаловать решение суда первой инстанции, по которому их выселяют в городском суде и, если понадобится, в Верховном. «Мы просто хотим, чтобы все было по закону», — уточнил Алексей.

В 11.10 все вернулись. На совещании у Шорца, по словам Светланы, невестки Галины Константиновны, прокурор города перенес снос на 6 февраля.

Самой Галине Константиновне стало плохо. К ней поднялись два спасателя и два медика. Позже Галина Игнатович, медленно, с подстраховкой, спустилась. После того, как ее осмотрели врачи, женщину госпитализировали с переохлаждением.

В письме, которое написала Галина Игнатович, говорится о том, что сегодня ее с семьей выселяют в принудительном порядке по решению суда: «Это жилье (дом) единственное, которое мне перешло в наследство от родителей. Другого я своим детям не смогла построить. За что наша семья так провинилась, что нас лишили законного права даже обжаловать судебное постановление?».

Фото: Станислав ЖуравлевичДо этого Игнатовичи объясняли: в доме на 116 квадратных метрах живут Галина, два ее сына с женами и детьми, бывший супруг с новой женой. Всего прописано 11 человек. Семья настаивает на компенсации в виде двух квартир для сыновей и денежной компенсации для Галины и ее бывшего супруга. По суду же им выделили три квартиры.

Дом семьи Игнатович, который должны снести для строительства элитного жилого комплекса. Площадь дома 116 квадратных метров. Фото: TUT.BYГалина Игнатович, фото TUT.BY было сделано накануне ЧП. 

Напомним, похожая история произошла в апреле прошлого года на стройплощадке у стадиона «Динамо» в Минске. 25-летний житель Витебска Дмитрий Столяров приехал в столицу и забрался на башенный кран, требуя выплаты зарплаты от «непорядочных фирм» на сумму около 70 млн рублей «старыми». Добиться этого через суды не удалось, поэтому в Минске он требовал пригласить на место премьер-министра и главу Администрации президента.

Прибывшие на место оперативные службы вошли в положение парня, изучили переданные им документы. И спустя несколько часов переговоров (в том числе через начальника столичной милиции Барсукова) уговорили его спуститься. Вскоре витебчанина отпустили домой, а уже через пару недель работодатели начали выплачивать ему причитающиеся деньги.

источник